22 сентября 2019 Просмотров: 409
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Размер шрифта: AAAA

«Гектарщики никому не нужны». Чем обернулось для россиян получение дальневосточного гектара

Дальний Восток — дело тонкое

 
 
 

Амбициозный проект «Дальневосточный гектар» подводит первые итоги — гектарщики, взявшие первые участки земли, оформляют отчётные декларации. «Гектар» был призван решить проблему оттока людей с Дальнего Востока — за последние 25 лет, по словам Владимира Путина, его покинули почти 2 млн жителей. Но эта инициатива вместо предполагаемых почти 30 млн человек привлекла 73 000. Редакция «Секрета фирмы» разобралась, почему даже значительные льготы не замотивировали россиян взять бесплатную землю на Дальнем Востоке и с какими сложностями столкнулись гектарщики.


«Гектар»: правила игры

Закон о Дальневосточном гектаре был принят в 2016 году для освоения почти трети земель этого округа – более 170 млн га. С июня 2016 года он вступил в силу для жителей Дальневосточного федерального округа, а с февраля 2017 года — для всех россиян.

 
 
 

В целом, по данным Министерства РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики, из госбюджета на 2019 год и период до 2020–2022 годов планируется выделить на развитие Дальневосточного федерального округа 123 млрд руб. Регионы Дальнего Востока подсчитали, что суммарно на инфраструктуру до 2020 года потребуется потратить порядка 11,4 млрд рублей.

 

Опросы ВЦИОМ после старта проекта в 2017 году показали, что 14% россиян потенциально готовы взять дальневосточный гектар. Среди дальневосточников этот процент составил 27%.

Программа «Дальневосточный гектар» стартовала три года назад с «пилотных» районов на самом Дальнем Востоке. Первыми в ней приняли участие по одному муниципальному образованию в каждом из (на тот момент) девяти регионов ДВФО. С октября 2016 года стартовал второй этап программы, когда все дальневосточники получили возможность оформлять землю на территории своих регионов. 1 февраля 2017 года программа стала доступна всем россиянам. Перед принятием закона в Якутии там проходил ряд протестов местных жителей, которые боялись, что гектарщики отрежут доступ к природным ресурсам региона. Однако сейчас якутяне на втором месте по количеству выданных гектаров в стране.

Вскоре после запуска проекта на Дальнем Востоке три северо-западных региона России: Костромской в 2017 году, Ленинградский и Вологодский в 2018-м — внесли свои законопроекты о бесплатной раздаче неиспользованной земли семьям (гражданам России) на таких же условиях. С августа 2019 года к программе присоединятся Бурятия и Забайкальский край, с 2020 года гектар в этих регионах могут взять все жители России.

 

Как получить землю

Для получения гектара достаточно простой заявки. Затем в течение первого года гектарщику необходимо определиться с видом использования участка, через три года — задекларировать ход освоения, притом чётких критериев освоения в данный момент нет. После пяти лет использования участок можно получить в собственность или длительную аренду — 49 лет.

 
 
 

*Данные Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке.

От ипотеки до мемов: чем пытались привлечь к «Гектару» россиян

Требования к гектарщикам с каждым годом становятся всё мягче: теперь это не только россияне. 28 марта 2019 года вступил в силу закон, позволяющий получить гектар участникам программы по добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом. Этот же акт позволил россиянам досрочно оформить дальневосточные гектары в собственность при постройке дома.

В сентябре 2018 года Минвостокразвития планировало внести поправки в закон о гектаре, согласно которым человек после успешного освоения земли может претендовать на следующий участок земли такого же размера. 26 июня уполномоченный представитель президента РФ в ДФО Юрий Трутнев сообщил, что владельцы дальневосточных гектаров совсем скоро смогут воспользоваться льготной ипотекой под 2% годовых на строительство дома на 20 лет. Документ пока находится на стадии разработки. Также предлагается сократить буферную зону в Приморском крае: планируется выдавать землю в 10 км от Владивостока вместо прежних 20 км и «открыть» для гектара «буфер» Находки.

 

Для привлечения внимания к «Гектару» в разные годы использовали рекламу, мемы (например, для популяризации программы в Хабаровске пересняли ролик про поросёнка Петра) и образы знаменитостей. Так, о своём намерении взять гектар сообщал боец смешанных боевых искусств (MMA), ныне депутат городского совета Красногорска Джефф Монсон, получивший российское гражданство. Также власти Приморья сообщали, что Стивен Сигал примет участие в съёмках нового телепроекта канала «Россия 1», посвящённого «Гектару». Позднее это опровергли и актёр, и сам канал.

На сайте проекта сообщается о 35 мерах помощи людям, которые берут дальневосточный гектар (гранты, микрозаймы, кредиты). Там же предлагают «готовые» бизнес-планы на гектары с конкретным назначением земли. Многие из них привлекают непонятными на первый взгляд суммами начальных инвестиций: например, на организацию сбора дикоросов, по данным сайта, нужно потратить «7180 тыс. рублей», на создание автосервиса — «5718 тыс. рублей».

«Да, кажется, что для дикоросов ничего не нужно, кроме самой тары, куда их собирать, но нужно не забывать, что вы должны понимать, как вам добраться до ваших дикоросов, как с инфраструктурой на этом участке, как дела с дорогой и как вы будете эти дикоросы вывозить», — говорит одна из гектарщиков Дарья Позднякова.

 
 

Дарья Позднякова.

Фото: vk.com/po_darenok

Всё сами

Жительница Камчатского края Дарья Позднякова взяла два гектара в 2017 году вместе с мужем. Позже к этой земле прибавился ещё гектар от сестры, которая перебралась в Петербург. Землю Дарья брала на своё давнее увлечение, которое стало бизнесом, — на конно-туристический клуб.

 

«Сейчас у нас 12 лошадей, семь собак и три гектара», — рассказывает девушка. К моменту запуска программы вопрос о размещении животных встал остро: семья переезжала с одной арендованной площадки на другую, и от этого страдали животные. Когда выбирали землю, Дарья с мужем сами выезжали на гектар, осматривали участок. Взяли его только со второго или третьего раза: приходили отказы, так как в ходе проверок выяснялось, что земля уже в собственности.

«На Дальнем Востоке даже в пределах одного километра ландшафт может поменяться, от болота до сопки может быть расстояние 400–500 м, — говорит Дарья. — Мы специально ходили на наш гектар в плохую погоду, чтобы посмотреть, как реагирует почва, насколько ветрено». Она рассказывает, что сейчас земли — для выпаса лошадей — уже не хватает и семья гектарщиков планирует брать в аренду дополнительные площади.

Вложения в бизнес на бесплатной земле составили 4 млн рублей, часть из них — заёмные средства, часть — обычный банковский кредит (на то, чтобы пробурить скважину для воды). Никаких льгот Дарья с мужем не получали. Но заключили договор с камчатским РАО на проведение электричества, которое по субсидии обойдётся им в 50 000 рублей вместо 2,5 млн рублей. Отсыпкой дороги, её чисткой, оборудованием септиков, строительством занимаются сами и на свои деньги.

 
Зиннур Зиннятуллин
Адвокат компании «Князев и партнёры», специалист по земельному праву
 
У гектарщиков нет юридических механизмов для того, чтобы добиваться создания инфраструктуры. Средства на это выделяют по госпрограммам из бюджета и только в случае, если какое-то сельское поселение образовалось, а не в случае, если у вас участок в лесу или в поле.

На точку безубыточности гектарщики ещё не вышли. Дарья говорит, что срок начала получения прибыли зависит от того, по какому пути развития бизнеса семья в итоге пойдёт: будут ли это гостевые домики или только конный туризм. Сейчас доход сильно зависит и от погоды, и от сезона, и от количества туристических групп. Например, летом туристический сезон в разгаре, но в 2019 году весь июнь шли дожди и туристов практически не было. Доходов, соответственно, тоже.

Выгоднее сообща

У Михаила Утробина получилась одна из самых красивых историй успеха, связанных с проектом «Дальневосточный гектар». Из топ-менеджера дальневосточного отдела сети магазинов «Спортмастер» он превратился в современного образцового фермера. Он взял гектар в удобном месте — в 50 км от Хабаровска. Поэтому и тратиться на инфраструктуру — дороги, проведение электричества с нуля — не пришлось. Михаил выиграл грант для фермеров, и с 2017 года ему удалось создать собственную торговую марку молочных продуктов «Утро на ферме». Никаких других источников дохода, кроме гектара, у Утробиных нет.

С декабря прошлого года он вышел в плюс (на это ушёл год и два месяца с начала ведения бизнеса). Фермер продаёт продукцию по подписке через Instagram, минуя все торговые сети. Чтобы решить проблему нехватки земли, Утробин планирует создать кооператив, пригласив дружественных фермеров и других предпринимателей. Это, по его мнению, куда более выгодное решение, чем развивать гектар одному.

 
 

Ещё в 2017 году Юрий Трутнев также признавал невыгодным одиночное получение гектаров, назвав наиболее экономически оправданным оформление коллективом от 20 человек

Фото: dfo.gov.ru

Михаил рассказал, что входит в общественную организацию «Мы — гектарщики» и каждую неделю получает три-четыре просьбы от людей, которые хотели бы взять бесплатную землю. За оплату бензина он готов помогать гектарщикам проверять, стоит ли выбирать гектары, которые они планировали, смотря на карту в онлайне. Михаил отправляется на указанный гектар, смотрит состояние дорог и земли и сообщает потенциальному гектарщику.

 

По словам Утробина, больше всего обращений приходит по поводу проведения света и воды, но здесь гектарщик бессилен. Будущим претендентам на землю он советует сначала определиться с видом деятельности (хотя по закону это можно делать спустя год после того, как гектар взят) и объединяться в агломерации, так как единичные обращения к чиновникам малоэффективны, но пока что примеров таких объединений среди гектарщиков не видит.

Однако же Агентство по развитию человеческого капитала сообщило, что деньги на инфраструктуру выделяются. Правда, не во всех регионах: в Хабаровском крае — 319 млн руб. и Республике Саха (Якутия) — 82,1 млн руб. Планируемый срок окончания работ по договорам — 2019 год.

В агентстве рассказали, что рассматривается возможность обеспечения объектами инфраструктуры 25 приоритетных агломераций (более 4169 компактно расположенных земельных участков площадью 6222 га) в субъектах ДФО — 230,5 км (181,7 км дорог, 48,8 км ЛЭП). Объём финансирования составит 4,7 млрд руб.

Успешный проект с подпиской о невыезде

Три года назад Сергей Куречко создал на дальневосточном гектаре винодельческое хозяйство. Рассказывая предысторию своего освоения земли, он упоминает, что получил он гектар только через полтора года после подачи заявки после «всевозможных согласований и корректировок».

 
 

Сергей Куречко, 2017 г.

Фото: vk.com/Сергей Куречко

«В 2016 году выдачей гектаров занимался ещё краевой земельный комитет. О нас забывали и теряли наши документы, над нами потешались, как могли, с охотугодьями», — вспоминает Куречко (охотничьи угодья не подпадают под зону действия закона о гектаре, но лишь те, которые защищены владельцами, подавшими об этом заявление).

 

По словам Куречко, в рамках проекта он не получал никаких льгот или субсидий. «Крестьянин находится на земле, и ему некогда бегать по кабинетам за сотни километров. К тому же отношение чиновников, отвечающих за экономическое и социальное развитие территории, отбивает всякое желание с ними встречаться. Никто из них не спросил: «Чем тебе помочь?» У них другие приоритеты: «Ты получил разрешение? Ты заплатил налог?»», — рассказал он.

Позже к основному участку добавилось ещё два гектара, взятые на родственников. На одном Куречко создаёт сад и виноградник, другой планирует благоустроить под тематический парк для гостей. С момента открытия каждую неделю хозяйство посещали сотни туристов. Местные власти называли его «интересным и востребованным направлением отдыха». Спустя два года Куречко обвинили в том, что он ведёт бизнес без лицензии на производство алкоголя. Один из самых успешных в глазах СМИ и властей гектарщиков стал обвиняемым по статье о незаконном предпринимательстве. Сам Куречко считает, что обвинили его из-за конфликта с местными властями.

 

По словам фермера-винодела, сейчас он переписывается с Росалкогольрегулированием, чтобы уточнить требования для получения лицензии, в отсутствии которой его обвиняют. «Мы и раньше знали, что нам ещё рано претендовать на разрешение. Всё упирается в наличие плодоносящего виноградника. Мы ещё над этим только работаем. Виноград за год не вырастает». Это является обязательным условием для получения винодельческой лицензии, а сейчас же Куречко производит вина из местных дикоросов.

Куречко надеется на рассмотрение Думой предложения виноделов об упрощении оборота винодельческой продукции. В данный момент процесс получения лицензии на виноделие в России — один из самых сложных в мире. Сейчас фермер создаёт виноградник и строит помещение для винодельни. По его словам, в бизнес пока его увлечение виноделием не превратилось и прибыли не приносит, несмотря на наличие гостевых домиков на участке и проведение экскурсий.

Оценивая инициативу выдачи гектара, даже успешные участники проекта (Утробин, Позднякова, Куречко) сходятся во мнении, что большинство людей берут его неосознанно, без понимания, смогут ли они жить и работать на этой земле.

«Я думаю, что это хорошее подспорье для тех, кто уже живёт на Дальнем Востоке, хотя недовольных много», — говорит Дарья Позднякова. Она отказалась от общения практически со всеми гектарщиками и претендентами на гектар, так как писавшие ей люди многократно обвиняли девушку в том, что всё схвачено, куплено и она пришла на «всё готовое».

 
 
 
Сергей Куречко
Владелец винодельного хозяйства
 
Люди, которые хотят приобрести гектар, пишут мне, и в их сообщениях чувствуется желание работать на земле и полное непонимание реалий. Горожане рассматривают жизнь на гектаре как поездку в супермаркет: пришёл — купил. На земле всё по-другому. Здесь надо научиться жить с нуля. Жизнеобеспечение семьи, доходная часть — это всё не праздные вопросы. На полянке можно провести некоторое время, но ничего само не появится. Считаю, что «ДВ-гектар» — это всё-таки хороший инструмент, и ему, как ни странно, не хватает пиара, который был поначалу. Есть такое ощущение, что про инициативу забывают. Я не обделён вниманием журналистов, но я вижу, как мало этому уделяется внимания. Мой гектар находится в агломерации в тысячу гектаров, но большинство гектарщиков просто ткнули пальцем в небо, взяв там участки. 1 октября будет уже три года с момента получения гектара, и никаких подвижек с точки зрения инфраструктуры в агломерации нет.

Дальневосточный туризм

Но есть и те, кому отсутствие инфраструктуры только в помощь. Нарек Оганесян взял свои гектары для организации «дикого» туризма. Один из гектаров, который представляет собой остров, он планирует использовать как место проведения «робинзонады», на других гектарах — проводить развлекательные квесты. Стоимость такого отдыха не будет превышать 30 000 рублей — такую сумму, по мнению гектарщика, готов потратить отдыхающий россиянин с учётом дороги на Дальний Восток. Нарек, который много сотрудничает с Китаем, говорит, что направление экотуризма особенно пользуется спросом у жителей Китая и Японии, где сейчас проблемы с экологией. Но и среди россиян на такие развлечения спрос есть: с момента запуска сайта проекта поступило более 3000 заявок. В августе на остров заедут первые туристы.

 
 

Фото: chakmut.ru

По словам Нарека, он не просил у властей денег на развитие гектара — и потому, что инфраструктура ему практически не нужна, и потому, что он сам хочет вкладываться в Дальний Восток. В общественной организации «Мы — гектарщики» Нарек с партнёрами организовал комитет по развитию туризма на Дальнем Востоке, его туристической инициативой заинтересовались более сотни гектарщиков. Они также готовы предоставить свой гектар для проведения квестов.

 

По словам Оганесяна, программа выгодна именно для туристической деятельности, так как не требует затрат: например, кемпинг можно организовать за 100 000 рублей. По мнению гектарщика, проект способен обратить внимание россиян к Дальнему Востоку, но позже: люди должны увидеть результаты и примеры того, как гектар стал приносить своим владельцам реальную прибыль.

Истории успеха в будущем времени

На сайте проекта «На дальний восток.рф» есть раздел «Истории успеха», однако в большинстве таких историй — будущие проекты: «Владимир построит ферму», «Светлана планирует открыть хозяйство».

О некоторых проектах, о которых писали в СМИ как об успешных, не удалось выяснить какой-то информации. Также не увенчались успехом и медиапроекты о «Гектаре»: журналист, создатель СМИ «Такие дела» Митя Алешковский, основатель экомагазина LavkaLavka совместно с «Лентачом» запустили сериал на YouTube, где рассказывали, как осваивают ДВ-гектар в Еврейской автономной области. Но после завершения первого сезона сериала Алешковский написал в Facebook, что спонсор на второй сезон сериала про гектар не найден, и больше к этой теме не обращался. На вопросы журналиста «Секрета фирмы» Алешковский и Акимов не ответили.

 

Так, например, ничего не известно о строительстве единственной в России фермы по выращиванию грибов шиитаке, её владелец тоже не сообщает о развитии проекта и не выходит на контакт. Не удалось связаться с ним и с помощью Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке. Сложно найти информацию о победителях конкурса на лучший проект по освоению гектара. Один из них — туристическая база в японском стиле. На сайте booking.com сообщается, что арендовать номер стоит 63 000 за ночь, но сейчас турбаза для аренды недоступна.

По словам автора проекта Юлии Яниной, открыть туристическую базу для посетителей в 2017 году не удалось. Сейчас закончено строительство, но всё упирается в отсутствие электричества. База работает на дизельном генераторе, который, во-первых, обходится хозяевам туристического гектара в сотни тысяч рублей, во-вторых, своим шумом отпугнёт любого туриста, особенно того, кто приехал на базу, чтобы побыть в тишине.

«Мы хотели от государства единственной меры поддержки — помочь нам с электричеством. Компания «РЖД», которая занимается этим, включила нас в программу в 2017 году, на начало 2018-го, по их словам, весь бюджет уже был распределён. Нас обещали подключить в 2019 году, но за полгода ничего не произошло», — рассказывает Юлия.

 

Она не верит в перспективность проекта «Дальневосточный гектар». По её словам, «гектарщики никому не нужны». Например, за победу в конкурсе «Звезда Дальнего Востока» с лучшим проектом развития гектара Юлия получила только диплом в рамочке.

Владимир Столяров, который строит купольный дом на своём гектаре, тоже неоднократно попадал на страницы СМИ и шутит, что журналисты к нему обращаются гораздо чаще, чем инвесторы. Пока что на участке стоит только жилой дом, а вот полноценное фермерское хозяйство запустить не получилось: нет электричества. Владимир рассказывает, что в этом году после внесения поправок в закон проведение электричества подешевело: вместо 2 млн нужно выплатить всего лишь 20 000. Однако обещанного от АО «Дальневосточная распределительная сетевая компания» света до сих пор нет.

По словам Столярова, ни у одного из его знакомых гектарщиков не получилось разобраться с инфраструктурой. Но фермер не склонен критиковать проект «ДВ-гектар».

 
 
 
Владимир Столяров
Обладатель дальневосточного гектара
 
Государство гектар обещало — землю дало. Но все остальные красивые меры поддержки существуют только на бумаге. Например, мы думали брать грант для фермеров, но там требования: иметь образование в сфере сельского хозяйства и прописку в сельской местности. Мы же получить прописку не можем, потому что официально наш дом не введён в эксплуатацию. Поэтому ни одна мера поддержки нам не доступна.

Кроме сложностей получения поддержки у проекта есть и другие трудности, которые Агентством по развитию человеческого капитала не акцентируются. Например, не все гектарщики знают про то, какие ограничения накладывают виды использования земли. Если ваш гектар находится в лесном фонде, то вы не сможете построить на участке дом или возвести другие постройки, однако при выборе гектара об этом никто не сообщает. Так, Дарья Позднякова узнала о специфике вида использования её гектара, лишь когда решила пробурить скважину для воды.

 
 
 
Зиннур Зиннятуллин
Адвокат компании «Князев и партнеры»
 
Арендатор может поменять вид использования, но только на основании тех видов, которые допустимы в этом районе и установлены правилами землепользования и застройки и генеральным планом. То есть он подаёт заявление, и если участок предусматривает возможность изменения, то это реально. Если земля имеет целевое назначение — тут уже сложнее. Если у вас земли сельскохозяйственного назначения, то вы не поменяете без распоряжения и нормативного акта органов государственной власти назначение на «земли населённых пунктов». Это всё делается только на основании заявлений и публичных слушаний, тут всё зависит от властей.

Также есть сложности с туристическими участками. По данным АРЧК, 11% гектарщиков хотят взять землю для туристических целей, и самые привлекательные для туристов объекты находятся возле рек и озёр. Однако по закону они являются объектами общего пользования, то есть общедоступными, и оформлять в собственность их нельзя.

Ещё одна проблема: успешные гектарщики жалуются на нехватку земли — нескольких гектаров, даже если человек взял землю на детей и родственников, не хватает на ведение сельского хозяйства или животноводства.

 
 
 

Результаты программы

Спустя три года после получения своих наделов гектарщики подают декларации, в которых сообщают, как идёт процесс освоения земли. Согласно закону о дальневосточном гектаре, этот документ необходимо подать в течение трёх месяцев, поэтому большая часть деклараций начнёт поступать с 1 октября 2019 года от жителей ДВФО и, соответственно, с 1 февраля 2020 года от других россиян. По данным АРЧК, сейчас декларации подали 30% землепользователей, с которыми заключили договор в июне 2016 года, и никаких сложностей при подаче деклараций не возникает. Тем более что в декларации должны быть зафиксированы «признаки ведения деятельности» на гектаре, более конкретной формулировки в законе нет. Как рассказали в агентстве, главный показатель, свидетельствующий об успехе программы, — это количество участников программы. На сегодняшний день в программе «Дальневосточный гектар» участвуют 76 000 человек.

 
 
 
Светлана Мищук
Ведущий научный сотрудник Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН
 
Первая тройка — это Хабаровский, Приморский края и Якутия, а аутсайдеры проекта — Чукотка, Еврейская автономная область и Магадан. Они отличаются и исторически, и по географическим характеристикам, и по видам экономической деятельности, и по валовому региональному продукту, и по заработной плате. Безусловно, «Гектар» не переломит ситуацию на Дальнем Востоке. Никакая единичная программа или мероприятие не способны на это. Очевидно, что проекты в рамках одного гектара принципиально не изменили экономику, но создали условия для более высокого уровня жизни пользователей гектара. Единичные позитивные практики есть, но делать выводы о том, каковы результаты, ещё рано. Прошло мало времени. Я бы не сказала, что проект «ДВ-гектар» может закрепить население. На мой взгляд, этому способствует наличие собственного жилья. Если рассматривать строительство дома как вариант использования гектара, то, условно, можно говорить об эффекте закрепления. Но кроме дома необходима работа, соответствующее качество жизни в регионе. И здесь мы вновь возвращаемся к тезису, что решение демографической проблемы возможно только при реализации нескольких программ.

 
 
 
Михаил Виноградов
Политолог, регионовед, президент фонда «Петербургская политика»
 
Интерес к распределению дальневосточного гектара у населения был довольно высок, но мощных имиджевых дивидендов это не дало. В 2010-е годы решалось две задачи: создание ощущения самодостаточности и наличия на Дальнем Востоке достаточных ресурсов саморазвития и предъявление непериферийности региона в глазах федеральной власти. Эти задачи слабо совместимы, но ни одна из них до конца решена не была.