14 ноября 2021 Просмотров: 76
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд ( Пока оценок нет )
Размер шрифта: AAAA

«Чудесный» БАД против коронавируса от Минобороны РФ: как его оценивают вирусологи

 

Сегодня начальник войск радиационной, химической и биологической защиты генерал-лейтенант Игорь Кириллов рассказал, что в 27-м научном центре Минобороны создали БАД, снижающий концентрацию коронавируса в 16 раз. Насколько новый препарат из тихоокеанского кальмара и эхинацеи поможет в лечении ковида, сказать трудно.

 

Когда количество инфицированных исчисляется десятками тысяч ежедневно, и каждый день умирают больше тысячи человек, любая новость о том, что ученые обнаружили новые препараты против вируса, звучит как музыка. И неважно, в чьем исполнении, пусть даже военного оркестра.

«Проведенные нами эксперименты показали, что уже на второй день использования биологически активной добавки к пище, получившей название «КовБАД», количество вируса в носоглотке снижается в два раза, а на шестой — его концентрация сокращается в 16 раз. Как следствие, снижается и воздействие на человеческий организм, болезнь протекает с меньшими осложнениями», — цитируют генерал-лейтенанта информационные агентства.

Военные медики и исследователи ведут работу над созданием как вакцин, так и лекарств против ковида с самого начала эпидемии. Факт для широкой публики малоизвестный, но как выяснилось, еще один научный центр Минобороны – 48-й ЦНИИ радиационной, химической и биологической защиты принимал участие в создании вакцины «Спутник V»: совместно с Институтом Гамалеи. Да и новосибирский «Вектор» был когда-то таким же подразделением армии.

В БАДе, который получил госрегистрацию, присутствуют экстракты аронии, эхинацеи, фукоидан, гидролизат кальмара тихоокеанского и другие неназванные вещества. Больше о чудо-препарате ничего неизвестно.

— Средство, о котором идет речь, по всей видимости, является иммуностимулятором, по крайней мере, потому, что в него входят экстракты эхинацеи. Это неплохо, пусть будет, но многого ждать не приходится., — говорит  доктор биологических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Аграновский.

Опрошенные  эксперты очень осторожно отнеслись к этой новости. Спектр мнений о новом препарате – от плохо скрываемого скептицизма до очень осторожного оптимизма.

— Я уверен, что это недопечённое исследование, наравне с экстрактами из чаги, березы, недавно еще какой-то прошел – а, перца, это все, как мертвому припарка. Хочется, чтобы нашлась панацея от коверной заразы. Но практика , к сожалению, показывает, что так не бывает, — считает профессор Сколковского института науки и технологий и Ратгерского университета США. Заведующий лабораториями Института генетики НИЦ «Курчатовский институт» и Института биологии гена РАН Константин Северинов.

Все хотят внести свою лепту в борьбу с коронавирусом, и это правильно. Но больше всего нужно опасаться попыток найти простые решения очень сложной проблемы. Задача у разработчиков лекарств против ковида очень тяжелая, говорит Константин Северинов:

— Проблема в том, что направленно подавить размножение вируса, не затронув наши собственные клетки, тяжело, в отличие от бактериальных клеток, где антибиотики выполняют такую функцию. Поэтому лекарств прямого действия против вирусов очень мало. В данном случае, это предполагается использовать как БАД и не дать вирусу размножиться.

Вообще-то, поиск и разработка лекарств – дело долгое и дорогое. Строго говоря, если есть вакцины, которые помогают от определенных вирусов, то лечебные препараты просто не делают. Вакцина делается быстрее, чем лекарство. Алексей Аграновский напоминает, что препарат от гепатита С делали несколько десятилетий, пока, наконец, не подобрали то, что нужно. Сейчас в мире есть многообещающие разработки лекарств, например, ингибитор главной, или сериновой, протеиназы коронавируса — фермента, расщепляющего белок-предшественник с образованием зрелых белков. Есть препарат, похожий на коктейль ингибиторов репликации против вируса иммунодефицита человека. Есть, наконец, еще один многообещающий препарат на основе дефектной интерферирующей РНК:

— Это короткая РНК, полученная из генома SARS-Cov-2, которая может реплицироваться. Такие РНК образуются при вирусных инфекциях, и они вирусу только мешают. Репликативные мощности вируса тратятся на эту малявку. Дефектная РНК вреда человеку не наносит, и она приостанавливает репликацию вируса.

Но принцип разработки только один – длинный путь доказательной медицины, заканчивающийся клиническими испытаниями и публикацией в научных журналах, чтобы все ученые мира могли проверить результат .

Если препарат работает, считает Алексей Аграновский, пусть тогда разработчики проведут клинические испытания и сообщат о результатах в рецензируемом научном журнале.

Профессор Анатолий Альтштейн напоминает, что и полоскатели для горла, которые включают вещества с антибактериальными свойствами, тоже снижают концентрацию вируса. На что способен военный БАД, сказать сейчас трудно:

— Поскольку это БАД, то не будет ни научной публикации, никакого контроля. Нужны данные, опубликованные в научном журнале. Если таких данных нет, то тогда это будет еще один БАД, их очень много. Большого вреда они не приносят, но приносят ли пользу, никто не знает.

Поиск лекарственных и профилактических средств против вируса идет во всем мире. И единственный способ проверить, действует ли препарат, это провести клинические испытания. Действительно, есть такой путь, когда препарат заявляется как БАД, а потом он доводится до уровня лекарства, поясняет член-корреспондент РАН РФ, доктор биологических наук Мария Лагарькова:

— При соответствующих лабораторных исследованиях, доклинических исследованиях, если была показана эффективность того или иного вещества, неважно, какого в качестве противовирусного средства, есть такой подход, который называется «репозиционирование».

Биотехнологические компании ведут скрининг химических библиотек и лабораторий, которые тестируют в разных тест-системах для самых разных заболеваний. Из миллиона веществ остаются, например, 20 кандидатов. Они переходят в следующую стадию, где их испытывают на разные свойства, например, на их токсичность. После этого теста остаются 1-2 препарата, а может быть, и ни одного.

— Дальше эти вещества проходят следующую стадию доклинических исследований. Потом проходит доклиника сначала на клеточных культурах, потом на лабораторных животных, если доказано отсутствие токсического эффекта и присутствие эффекта, направленного на то самое заболевание, потом это идет в клинические испытания. Дальше начинается процесс регистрации, — так описывает долгий, занимающий месяцы, а чаще годы путь от научной разработки к таблетке в аптеке Мария Лагарькова.

Хоть из кальмара, хоть из любой травки, любые вещества могут пройти эту процедуру. Таков процесс доказанности этих вещей, говорят ученые.

Эксперты могут судить о разработке военного БАДа только по косвенным признакам. Если получили результаты, которые свидетельствуют об уменьшении количества вируса в носоглотке, это значит, что проводились испытания на животных или человеке. Для этого нужно получать соответствующее разрешение. А такой информации ни у общества, ни у ученых нет. Константин Северинов говорит язвительно:

— Если это БАД, это, видимо, таблетки, которые должны будут продаваться без рецепта. Можно еще, наверное, носить в ладанке у себя на шее. Можно использовать как вирусоуловитель, можно это сыпать вирусу на голову, если бы она у него была. Мы говорим не о чем и устраиваем рекламу, потому что плохой рекламы не бывает, для продукта, которого нет.

Судя по количеству научных публикаций, лекарство против ковида, действительно, на подходе, но БАД от Минобороны в ряду претендентов под самым большим вопросом, согласен с коллегой Алексей Аграновский:

— Это просто способ повышение иммунитета, судя по сообщенному составу. Может быть, там еще что-то есть. Но БАД есть БАД, это сродни гомеопатии. Остальные разработки лекарств — на основе нуклеозидных аналогов, ингибитора протеиназы и дефектной РНК — довольно грамотные, судя по описанию. Дождемся результатов клинических испытаний.

Все время кто-то говорит, что есть серьезное лекарственное средство от ковида, подводит итог Мария Лагарькова. Но будет ли то или иное средство серьезным, покажут только испытания и время.