15 февраля 2020 Просмотров: 225
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд ( Пока оценок нет )
Размер шрифта: AAAA

Сельский нуар глазами Руди Наппи

Иллюстрации в огнях виктимного неона

Изображенные нуар-сомнения в иллюстрациях Руди Наппи
 
 
 

Сегодня мы продолжаем наш рассказ о художниках-иллюстраторах, что в той или иной степени определяли нуар (мрачный мета-жанр) в его визуальном выражении. У нас сегодня «в гостях» вновь талантливый человек, который был ровесником нуара. Он родился в 1923 году в Нью-Йорке (втором по значимости для нуара городе после Лос-Анджелеса). А ушел из жизни несколько лет назад в Северной Каролине, пережив свою горячо любимую супруг всего лишь на три дня.

Руди Наппи… Имя более подобающее шансонье из веселого варьете или актеру комедийных фильмов. Как ни странно, но этот художник в массовом сознании в первую очередь ассоциируется с обложками любовных романов, потребителем которых (как положено и вполне предсказуемо) была преимущественно женская часть общества. Именно это предопределило некоторую специфику в творчестве Джозефа Рудольфа Наппи («Руди» это сокращенное прозвище, что дали ему друзья).

Он не прочел ни одного из женских романов, иллюстрациями и обложками, к которым он прославился. Их читала его благоверная супруга, после чего выдавал своего рода резюме, заодно описание того, как выглядели и что делали главные герои (в любовном чтиве по части «второго» можно было даже особо и не сомневаться).

В нуар Руди Наппи попал во много случайно, но всё-таки крепко вписал своё имя в историю мрачных образов. В 1953 году одно издательство обратилось к нему с просьбой создать «обновленный» образ знаменитой девочки-детектива Нэнси Дрю. Тот увлеченно взялся за работу, после чего был связан с неугомонной и даже сверх-любопытной героиней на протяжении четверти века.

Именно успех «новой» Нэнси Дрю заставил издателей увидеть в Наппи человека, который мог бы внести свежие веяния («веяния» вообще вносят?) в уже устоявшиеся каноны обложек и иллюстраций к криминальным романам. Он решил использовать наработки хорошо знакомой ему темы – любовных отношений, только в итоге он как бы явил их темную сторону.

Нередко мы можем видеть одинокую героиню, которая среди ночи сидит в номере гостиницы, залитой светом неоновых вывесок. Видно, что отношения зашли тупик и она вообще сожалеет об их начале. Не удивительно, что ко многим иллюстрациям применимо понятием «виктим», то есть неразумное поведение, в итоге спровоцировавшее преступление. Не то что бы «жертва» «сама виновата», как иногда любит говорить «общественное мнение», но не всегда надо поддаваться страсти.

 

Равно как не стоит идти на поводу у любопытства, полагаясь на «авось» (кто сказал, что это сугубо русский принцип?) По этой причине на многих иллюстрациях мы можем видеть молодежные компании. Они могут быть запечатлены в многообразных ситуациях, вызывающих в памяти различные сцены и разные фильмы. От драматической «Вестсайдской истории» (1961) до полных шокирующего трагизма «Пустошей» (1973). Между прочим, первый полнометражный фильм в «послужном списке» Терренса Малика (о нём мы расскажем несколько позже)

Сайт про жанр нуар http://noir-film.ru/

Есть в мрачных иллюстрациях Руди Наппи некоторая особенность — зыбко изображенные стены. С одной стороны, это как бы указывает на неустойчивость, мнимость всего происходящего (ни в чём нельзя быть уверенным – нуар на этом зиждется).

 

С другой стороны, провоцирует неприятное ощущение, будто бы пролеты и двери покрыты либо «плюшем», либо вовсе «плесенью». То есть иллюстрации взывают к неприятным тактильным ощущениям. Помните, как в детстве вы вздрагивали и морщились, когда плюш проскальзывал вам под ногти?