05 ноября 2021 Просмотров: 261
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Размер шрифта: AAAA

Гениальный самоучка, один из самых загадочных учёных современности : Гребенников Виктор Степанович


23 апреля 1927 года в Симферополе родился Гребенников Виктор Степанович (†2001, Краснообск), заслуженный эколог РФ, энтомолог, учёный-натуралист, художник-анималист, писатель, астроном, педагог, член Международной ассоциации учёных-исследователей пчёл, создатель Новосибирского музея агроэкологии и охраны окружающей среды, ныне носящего его имя.
Мать его была дворянкой с аристократическим воспитанием, отец – азартным механиком-самоучкой, изобретателем с тремя классами церковно-приходской школы и ярым противником высшего образования. Он запретил сыну посещать университет, т.к. считал, что официальная наука отбивает способность мыслить. Вуз юноше заменила богатейшая библиотека деда, потомственного дворянина Терского, а от отца передался талант к точным наукам.
С начала Великой Отечественной войны их семья переехала в городке Исилькуль Омской области. В голодный послевоенный 1947 год В. Гребенников рисовал от руки хлебные карточки, за что был приговорён к 20 годам лагерей и отправлен на медную шахту в Карабаш (по версии ЮНЕСКО, самый грязный город на планете). От верной смерти его спасло… изобразительное искусство: его взяли художником в культурно-воспитательную часть заниматься «наглядной агитацией». Освобождён по амнистии 1953 года. В лагере на Урале Виктор Гребенников познакомился со своей женой Тамарой, и вместе с ней вернулся в Исилькуль, где он работал директором детской художественной школы, пока из-за отсутствия диплома из школы ему не пришлось уйти.
С 1976 года по приглашению первого председателя СО ВАСХНИЛ академика И. И. Синягина работал в Новосибирске в Сибирском НИИ земледелия и химизации СО РАСХН.
Дома у него квартировал настоящий энтомологический зоопарк: были шмелепитомник, муравейник, в банках жили тарантул и каракурт, в укромные места закладывались куколки гусениц, из которых потом вылуплялись бабочки и выпускались в поле. Всем этим многообразием активно интересовалось советское телевидение. Несколько раз в гости к Гребенникову приезжала программа «В мире животных».
Для сельскохозяйственной науки разведение шмелей, пчёл-листорезов, как оказалось, имеет огромное значение: урожайность на полях, где Гребенников устанавливал искусственные гнездовья, поднималась в разы без всякой химии! Наблюдения Гребенникова не нашли применения в России, хотя работы в этом направлении получают финансирование в США и Канаде.


Исследуя жизнь насекомых, В. С. Гребенников сделал ряд важных открытий. Одно из них – открытие эффекта полостных структур (ЭПС) – сотов. От них идёт излучение, воздействующее на живые объекты, которое приборами выявить нельзя. По образу пчелиных гнёзд Виктор Степанович сделал несколько десятков искусственных сотов из пластика, бумаги, металла, дерева, и выяснил, что причина всех этих непривычных ощущений – не «биополе», а размеры, форма, количество, взаиморасположение полостей, образованных любыми твердыми телами. Произведенные им опыты показали, что в зоне действия ЭПС заметно угнетается развитие почвенных бактерий, дрожжевых и иных грибков, замедляется прорастание зерен пшеницы.


Похожее излучение ещё в 20-х годах прошлого века описал физик Луи Де Бройль, за что получил Нобелевскую премию. Виктор Гребенников открыл его действие в полостных структурах и создал приборы, основанные на ЭПС. Один из них – сотовый обезболиватель – представляет собой стул под футляром, в котором находятся несколько рамок с пустыми, но полномерными сотами медоносной пчелы. Посидишь на таком стуле, и через несколько минут боль уходит. По глубокому убеждению учёного, именно микромир является главным носителем тайн мироздания, звеном, которое способно восстановить Землю.


Своими изобретениями он опровергал наличие у людей паранормальных способностей. «Кисти рук с их трубчатыми косточками фаланг, суставами, связками, сухожилиями, сосудами, ногтями – интенсивные излучатели ЭПС, могущие за пару метров запросто оттолкнуть соломенный или угольный индикатор, – писал Виктор Гребенников в книге „Мой Мир“. – Это получается буквально у всех. Поэтому я твердо убежден, что никаких „экстрасенсов“ нет, а точнее, все люди – экстрасенсы».


В 1988-1990 гг. Гребенников изобрёл и испытал в деле гравитоплан, на котором можно было перемещаться в пространстве. Каждый такой полёт был детально запротоколирован в его рабочих дневниках. В 1990 г. он разобрал свой гравитоплан и рассредоточил его детали по разным местам, чтобы его изобретение не было использовано в «человекоубийственных целях». В журнале «Техника – молодёжи» (1993, №4) в статье «Ночной полёт на гравитоплане» Гребенников описал полёт, который он совершил в ночь с 17 на 18 марта 1990 г. Выяснилось также, что такие путешествия могут серьёзно подорвать здоровье. Уже после смерти учёного нашли свидетелей его полётов и Михаила Довгаля, сделавшего уникальные фотографии Гребенникова на взлетевшей платформе. Но никто из них дать ключа к тайне не мог. Поиски записей или архива учёного оказались безрезультатными – или они были уничтожены, или же доверены человеку, который не стремится их публиковать, а, может быть, и изъяты…


В последние десять лет жизни Виктор Степанович вернулся к работе с детьми. Сначала основал в Краснообске школу раннего эколого-эстетического воспитания, потом детскую художественную школу. Дети обожали Гребенникова, родители признавали в нём дар Учителя. До 1991 года был лимит на открытие художественных школ, требовался разрешающий приказ всесоюзного значения. Юным экологам-художникам приходилось ютиться в комнате, которая больше напоминала кладовую, но даже из этого помещения школу вытеснили, отдав её… под склад унитазов. И всё-таки художественная школа была открыта в новом удобном помещении. Снимать фильм о Гребенникове приезжал английский художник Ник Лессинг.
В Краснообске Гребенников оставил пять памятников природы местного значения, к сожалению, все они уничтожены.


После него остались картины (с уникальными макро-портретами насекомых), научные публикации по энтомологии, экологии, астрономии. А также книги: «В стране насекомых» (1979), «Миллион загадок» (1980), «Мой удивительный мир» (1983), «Тайны мира насекомых» (1990), «Письма внуку» (1992/3) и «Мой мир» (1997), подводящей итог всей его творческой жизни.


В созданном Гребенниковым при поддержке вице-президента ВАСХНИЛ академика И. И. Синягина Новосибирском музее агроэкологии и охраны окружающей среды собраны изобретения гениального исследователя, его макро-портреты насекомых (живых букашек он рисовал с натуры, разглядывая в бинокуляр), представлены нетрадиционные способы изображения растений в гипсе. Изображение цветка ивы или личинки наездника увеличено в 200 раз и смотрится объёмным. Фантастически красивым элементом музея является сферорама Кулундинской степи. Для её создания автору потребовалось сделать около 2000 фотографий, которые стали прототипом для картин. В небольшом помещении перед посетителями вокруг зеленеет степь, благоухают цветы, раскинула свои ветви береза, высоко в небе парят орлы, а у ног летают бабочки. Стены музея расписаны картинами таким образом, что возникает полный эффект присутствия.