23 марта 2021 Просмотров: 300
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд ( Пока оценок нет )
Размер шрифта: AAAA

Пельмени в шампанском и хождение по оливье: какими были пьяные забавы русских купцов

В отличие от других русских сословий, богатое купеческое пьянствовало с особенными удалью и выдумкой

В Сети уже несколько лет, то более, то менее активно распространяется такой мем:

«Купцам разрешалось брать отпуск во время запоя. По существовавшему уставу купеческой гильдии, подписанного Александром Первым в 1807 году, всякий купец имел право на ежегодный отдых по «болезни души». Так именовался запой.

Разрешалась «малая» (длительностью 2 недели) и «большая» (сроком не месяц) «болезнь души».

Как красиво звучало — Болезнь души!

А сейчас чуть что — алконавт.

Нет поэзии в современности…»

На самом деле ни о каких «запоях» в купеческом уставе речи, конечно же, не идет, но проблема пьянства на Руси от этого никуда не делась. Историки отмечают, что особенно активно русский народ стал спиваться именно в те годы, к которым относится появление этого документа — в конце ХVIII — начале Х1Х веков, и связано это с началом развития капитализма.

Пьянствовало отнюдь не только купечество, пили и народ, и дворянство, и даже духовенство, а такое внимание именно к купечеству объясняется просто: оно гуляло особенно шумно, поскольку было на что.

Историк Виталий Поликарпов, к примеру, пишет в своей «Истории нравов России»:

«Для нравов купечества характерно пьянство, причем купец по своему уставу 1807 года имел легальное право на запой, трактуемый как «болезнь души». На «малый запой» отводилась неделя, на «большой» — до месяца; на двери лавки XIX века в таких случаях вывешивалось объявление «Тит Титыч в запое–съ».

Пьянству предавались и купцы–миллионеры и в XVIII, и в XIX столетии, причем оно сопровождалось непомерным мотовством. М. Пыляев в «Старом Петербурге» приводит в качестве яркого примера жизнь Саввы Яковлева, проматывавшего более миллиона рублей в год (речь идет о середине прошлого века). Жизнь его — самое непробудное пьянство, никто не мог перещеголять его в этом деле. Дома на столе у него стоял «серебряный гроб» — кубок, сделанный из серебра в виде гроба; в него вмещалась бутылка шампанского. В конце каждой попойки Савва кричал хриплым голосом: «Гроб!!!»; тогда слуги вносили ящик с шампанским и «серебряный гроб», один из слуг приносил также пистолет, заряженный пулей. Затем дворецкий произносил имя одного из гостей, тот должен был подойти к хозяину, который поднимал пистолет над его головой, выпить до дна и, поцеловав Савву, отправляться домой. После угощения таким образом всех гостей хозяин осушал кубок и засыпал на своем раздвижном стуле. В конце концов дело кончилось самоубийством: осушив кубок до дна, Яковлев повернул дуло пистолета себе в рот и выстрелил…»

Автор канала «Лета. История без лженауки», со своей стороны, объясняет эти порочные привычки тем, что достигший некоего статуса купец, был должен иметь некое затратное «хобби» для демонстрации статуса. Это могло быть:

  • Коллекционирование предметов искусства (не разбираясь в нем)
  • Содержание гарема из фавориток, цыганских оркестров, крепостных или настоящих театров или балета
  • Азартные игры, обычно карты, где проигрывались годовые бюджеты городов
  • Коневодство и скачки
  • Еженедельные беспробудные кутежи в лучших ресторанах России и Европы, с упоминанием об этом в газетах или слухах общественности.

«Разгульная жизнь шла по всей России: мелкие купцы били зеркала в ресторанах, давили прохожих на тройках, избивали крестьян в пьяном угаре врываясь в деревни. Омске один купец катался по улицам в санях, запряженных «какими-то несчастными женщинами» — им «за безобразие» якобы заплатили 25 руб.

Сибирские купцы облюбовали в Москве один ресторан, куда въезжали на целый день, требуя готовить себе только сибирские пельмени — не менее 2500 штук, причем не только мясные и рыбные, но и фруктовые в розовом шампанском!

…Выпили все шампанское и с эстафетой выписывали из Томска. С радости напоили не только мужчин, но и дам, кто не пил, тому лили на голову, а на другой день хозяева рассылали с посланцами подарки гостям, у которых было попорчено платье. Поили шампанским прислугу, а потом и лошадей. На одном пикнике пьяная компания золотопромышленников чуть не изжарила вместо барашка одного уполномоченного Голубкова».

Особую гордость купцов составляло выкинуть какую-нибудь дикость: например поить шампанским лошадей, а в Сибири окуней и осетров, бить по морде всех прохожих давая рубль каждому, кто не свалится от удара. Или как купец Дудкинский, собирал пьяным всех кучеров города, грузил в несколько карет и заставлял их играть на инструментах, на которых не умели. Со страшным грохотов процессия мчалась по городу, а купец бросал в толпу медяки…»

А питерский краевед Алексей Шишкин упоминает еще об одной купеческой забаве начала прошлого века:

«Самые невоздержанные кутежи наряду со студентами и гвардейцами устраивали купцы. В Петербурге местами их увеселений традиционно считались рестораны «Вилла Родэ», сад-ресторан «Аквариум» на Каменноостровском проспекте, ресторан «Самарканд», знаменитый своими цыганскими хорами. Купцы старались перещеголять друг друга в щедрости, транжирстве, нередко закатывая самые странные развлечения. Например, известны случаи, когда мостовые поливали дорогим вином; заваливали официантов, пианистов и певиц хора кредитными билетами. Самая, пожалуй, колоритная забава — это так называемые хождения по мукам, практиковавшиеся, прежде всего, в московских ресторанах. В конце пирушки в залу вносилось огромное блюдо с компонентами салата знаменитого повара Оливье из ресторана «Эрмитаж», и купец в сапогах ходил по этому блюду под печальную музыку…»