02 апреля 2021 Просмотров: 377
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд ( Пока оценок нет )
Размер шрифта: AAAA

Про непрерывность истории, российские государства и сословия

Есть широко распространенные взгляды на историю, как на «перевертывание страниц».

Мол вот была Российская империя, но кончилась без остатка и начался Советский союз, который в 1991 году тоже исчез без следа превратившись в Российскую Федерацию.

Так вот нет. Страницы истории не «переворачиваются», что бы потом все начать с «чистого листа».

Это просто менялись формы государственного устройства одной страны — России, живущей своей жизнью.

Дискретный взгляд на историю мешает увидеть более глубинные процессы происходящие со страной, причем происходящие непрерывно не заканчиваясь и не начинаясь со сменой формы государственного строя.

С Россией в конце 19-го и начале 20-го веков произошли три мощнейших тектонических процесса, начавшихся в Российской империи, а закончившихся в Советском Союзе, что позволило лживым коммунистам приписать все успехи себе, как они всегда это делали в соответствии с народной мудростью «прошла зима, настало лето, спасибо Партии за это».̲

В̲о̲-̲п̲е̲р̲в̲ы̲х̲: это процесс индустриализации, который в России начался при Александре II и закончился при Хрущеве.

Процесс индустриализации на самом деле начинается не со строительства заводов (что и сейчас ошибочно считают методом повторения «новой индустриализации» в реальности невозможной в принципе), а с увеличения производительности труда в сельском хозяйстве.

Именно рост товарного производства на селе дает возможность существования не 90-95% крестьян и 5-10% дворян-феодалов и городских ремесленников, а возможность прокормить более многочисленный рабочий класс городов, одновременно освобождая массу ненужных рабочих рук на селе и создавая излишки еды для товарного обмена с городом.

Этот процесс в России начался в конце 19-го века и к революции Российская империя была довольно развитой индустриальной страной способной построить Трассиб и строить линкоры (которые СССР так не смог построить, хотя и брался за это).

Попытка приписать все успехи индустриализации СССР или лично Сталину — являются ничем иным, чем дешевым шулерством со стороны коммунистов.

Результатом этого и является логическая ловушка, когда сталинские методы репрессий объявляются причиной успехов индустриализации.

На самом деле процесс индустриализации шел и без СССР, коммунистов, Сталина, репрессий и не случись октябрьского государственного переворота (кстати Ленин, Троцкий, Зиновьев и т. д.

Так его и называли, лживое название ВОСР — это более поздняя ложь коммунистов) индустриализация продолжилась бы и дальше, но уже капиталистическими методами и без репрессий.̲

В̲о̲-̲в̲т̲о̲р̲ы̲х̲ : это процесс слома сословного общества с предоставлением низшим сословиям прав и доступа к образованию.

Успехи в ликвидации безграмотности, тоже лживо приписанные коммунистами себе, имеют в своей основе колоссальные вложения последних царей в народное образование (число школ и расходы на образование перед 1МВ и революцией увеличились в разы).

Пойти на такие вложения царей заставил процесс идущей индустриализации требующей грамотных рабочих.

Этот же процесс заставил феодальную империю Романовых пойти на предоставление прав низшим сословиям и ограничения прав дворян. Однако темпы этих уступок не соответствовали скорости изменений в обществе, что привело к февральской революции.

Отмена сословных ограничений дала взрыв народной инициативы и энтузиазма, когда всем людям не зависимо от происхождения открылись возможности развития, что дало технический и культурный рывок (единственный архитектурный стиль рожденный в России: конструктивизм родился именно тогда), остановленный потом сталинскими репрессиями.

Но успехи и этого процесса начавшегося за долго до октябрьского переворота коммунисты приписали исключительно себе и своему «кровавому божку» Сталину.̲

В̲-̲т̲р̲е̲т̲ь̲и̲х̲: процесс слома сословного общества с переездом в города бывших крестьян дал взрыв генетического разнообразия, когда люди жившие в генетических анклавах ближайших сел или дворянских династических сословных браков получили возможность заключать браки с представителями генетических линий с которыми они в сословном обществе не имели шансов встретится.

Это дало взрыв генетического разнообразия в виде и улучшения здоровья, и всплеска рождаемости талантов.

Это процесс тоже начался ДО формальной смены государственного образования с империи на «советы». Однако даже такие тектонические процессы происходящие с обществом не изменяют всего одновременно.

Процессы идут с разной скоростью в разных регионах и среди разных народностей, где-то быстрее, где-то медленнее.

Идя от промышленных центров в глубинку процессы индустриализации, слома сословного общества и генетического разнообразия сталкиваются с тем, что в одной стране люди находятся в разных фазах преобразований.

По этому и сейчас одни граждане живут с нормами постиндутсриального 21 века, а другие держатся за нормы принятые в сельских общинах его родителей идущих из 19-го века. И это совсем не уникально российское свойство.

Так происходит во всех странах прошедших индустриализацию.

Кроме того, несмотря на произошедшие с обществом изменения старая сословная структура общества имеет свойство проявляться в новых условиях, а в местах удаленных от индустриальных (а сейчас уже и постиндустриальных) центров является и вовсе всё определяющей (о чем давно и хорошо пишет Симон Кордонский).

Попытка в современных условиях создать «новое дворянство» идет от туда же из сословного доиндустриального общества, как попытка созданием нового сословия закрепить свои привилегии, а на самом деле новых сословий, поскольку на более низких иерархиях создаются свои сословия бюрократов-депутатов-«силовиков».

Это все реакция на бурно прошедшие процессы индустриализации, слома сословного общества и генетического разнообразия.

Такие тектонические процессы не могли пройти без реакции на них, поскольку эти изменения своей скоростью произвели на общество шоковое влияние усугубленное двумя мировыми войнами и сталинскими репрессиями.

Однако развитие не стоит на месте, никакой стране собирающейся сохранить себя нельзя остановится в страданиях о бурнопрошедших эпохах и надо идти дальше к постиндустриальному обществу, где нет места ни сословным предрассудкам, ни классовым.

В современной России имеются группы этому сопротивляющиеся. Все заявления про «стабильность», «сохранение традиций» (на самом деле речь о сословных традициях утерянных большинством общества, но еще оставшихся у народов Кавказа вступивших в индустриализацию позже остальных), «особый путь», «другую цивилизацию» — это всего лишь описание своего страха перед будущим, потери сословных привилегий и страха перед любой конкуренцией .

Идет борьба за сохранение в 21 веке феодальных сословных привилегий. Беда в том, что будущее не остановить, но чем дольше правящая верхушка будет держаться за власть, тем больнее и дороже России обойдутся следующие изменения в технологиях и устройстве общества.