28 октября 2020 Просмотров: 266
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд ( Пока оценок нет )
Размер шрифта: AAAA

«Утром человек был здоров, а к вечеру захлебывался кровью»: Как опасный вирус убил больше людей, чем две мировые войны

1918 год. Военный лагерь в США. Перед отправкой в Европу американские солдаты полощут горло раствором соли с содой в качестве профилактики гриппа 1918 год. Военный лагерь в США. Перед отправкой в Европу американские солдаты полощут горло раствором соли с содой в качестве профилактики гриппа. Изображение из собрания П.Каменченко.

Почти каждый человек болел гриппом, а многие и не однажды. Головная боль, ломота в мышцах, подъем температуры… постельный режим. Если лечиться — болезнь пройдет через неделю, если нет — через семь дней. Поговорка отлично иллюстрирует наше отношение к гриппу как к чему-то почти обычному, несерьезному и неопасному. Между тем именно от гриппа и его осложнений за всю историю человечества умерло больше людей, чем от любой другой инфекции. Пандемия испанки, разразившаяся в конце Первой мировой войны, унесла больше жизней, чем сама война, а по некоторым подсчетам — даже больше, чем обе мировые войны, вместе взятые. Расскажем о гриппе — болезни, которая идеально приспосабливается к любым изменениям цивилизации и от которой нет лекарства.

Динозавры и грипп

Грипп — одно из самых древних и распространенных заболеваний. На сегодня известно более двух тысяч различных вариантов вируса гриппа. По-видимому, вирус, вызывающий острое респираторное заболевание, которое принято называть гриппом, появился на земле задолго до человека разумного.

Дезинфекционная камера. Изображение из руководства по санитарной гигиене СССР, 1939 год
Дезинфекционная камера. Изображение из руководства по санитарной гигиене СССР, 1939 год Из собрания П.Каменченко

Гриппом болеют, и болеют тяжело, самые различные животные. О диких летучих мышах, дельфинах, птицах и домашних свиньях слышали многие, а вот об эпидемиях среди лошадей известно далеко не всем. Между тем в Англии в период эпидемии гриппа 1732 года наблюдалась и была описана эпидемия среди лошадей, сопровождавшаяся катаром дыхательных путей с большим количеством отделяемого — за сутки у лошади выделялось два-три ведра гнойного экскрета. В Америке в эпидемию гриппа 1871-1872 годов одновременно переболело до 90 процентов лошадей, а в пандемию гриппа 1889-1890 годов в Англии вследствие массового заболевания лошадей остановился весь гужевой транспорт.

Характерно, что эпидемия среди лошадей начинается одновременно с эпидемией гриппа среди людей, но не наоборот. Для человека лошадиный грипп пока заразным не был, а потому кавалеристы во все времена болели гриппом не чаще пехотинцев.

Однако именно животные являются резервуаром вирусов гриппа, которые при определенных обстоятельствах мутируют и становятся вирулентными для человека. Последняя пандемия Covid-19 исключением не стала. Исходя из этого можно высказать смелое предположение, что и динозавры вполне могли вымереть от гриппа.

Ложная палочка

Несмотря на то что люди и животные болели гриппом всегда, как отдельное заболевание со своей специфической этиологией и патогенезом грипп стали различать достаточно недавно. Это в современных источниках рассказывается о средневековых эпидемиях гриппа, а тогда возникавшие раз в 30 лет пандемии друг с другом не связывали, отсюда и всевозможные названия одной и той же болезни. Даже знаменитую пандемию 1918-1920 годов долго называли испанкой, а не испанским гриппом, как теперь принято писать в интернете.

Этому заблуждению есть логичное объяснение. Возбудитель гриппа был выделен только к середине 1930-х годов — до этого обнаружить крошечный вирус не позволяли технические возможности. Более того, долго считалось, что возбудителем гриппа является бацилла Пфейфера, открытая немецким бактериологом в 1892 году. В советской литературе ее называют палочкой Афанасьева-Пфейфера, настаивая на том, что русский ученый Михаил Иванович Афанасьев открыл ее раньше, чем его немецкий коллега.

Так вот, после 1892 года научный мир был уверен, что вышеуказанная палочка и есть гриппозный возбудитель, но в 1918 году ее стали находить (или не находить) как у больных, так и у здоровых. А раз так — значит, не она является виновницей пандемии, а испанка — какое-то новое заболевание, даже несмотря на весьма сходную с гриппом клинику.

Значительно позже было доказано, что палочка Афанасьева-Пфейфера никогда не была возбудителем гриппа, но участвовала, наряду со многими другими микробами, в возникновении гриппозных осложнений.

Болезнь электричества и моченых яблок

Считается, что первое описание гриппозной инфекции дал отец медицины Гиппократ в 412 году до нашей эры, назвав новую болезнь «перинфский кашель». В описание, кроме кашля, входило острое начало заболевания, сопровождающееся головной болью, ломотой в мышцах, обильным потом и высокой температурой.

Позже записи о болезни с аналогичными симптомами оставили Тит Ливий и Диодор. В VI-X веках нашей эры описание очень похожего заболевания не раз появляется в летописях под названием «итальянская лихорадка», в 1173 году — «крестьянская лихорадка», а в 1387 году, уже без всякого сомнения, именно эпидемический грипп свирепо расправился с жителями Монпелье, где заболело 9/10 населения и умерли все старики.

Хорошее описание можно найти в мемуарах Этьена Паскье (1403), который наблюдал «лихорадку, отсутствие аппетита, кашель, кровь носом и горлом, быстрое выздоровление». В это время эпидемией была охвачена вся Европа, в Париже заболело более 100 тысяч человек.

В 1580 году впервые было описано то, как распространяется болезнь: началась она в Азии, затем через Константинополь проникла в Европу и оттуда — в Новый Свет, двигаясь с востока на запад и с севера на юг. В Риме умерло больше 8 тысяч человек, в Париже — 9 тысяч, Мадрид обезлюдел.

Пандемию «коматозной лихорадки» в 1675 году описал Сайденгем:

«Коматозная лихорадка началась в июле, поражая голову и внутренности. Так продолжалось и осенью, но в конце октября погода изменилась, сделалась сырой и холодной, это принесло кашель и катары, которые были многочисленнее, чем когда-либо, причем поражались легкие и плевра. В конце ноября кашель и катары внезапно прекратились, но лихорадка осталась, как и прежде. У всех больных прежде всего болела голова, спина, конечности»

Описание это поразительно напоминает двухволновую эпидемию испанки 1918-1919 годов.

Изображение из учебного пособия по самозащите. СССР, 1951 год
Изображение из учебного пособия по самозащите. СССР, 1951 год Из собрания П.Каменченко

Несмотря на быстрое распространение, инфекционная природа болезни очень долго оставалась неочевидной.Сезонность заболеваемости списывали на дурную погоду, простуду, влияние звезд, электрического поля земли и даже… на моченые яблоки, которые ели осенью и зимой

В 1743 году при описании болезни был впервые применен термин «инфлуэнца» (от итальянского influenza — «влияние»), то есть заболевание, вызванное каким-то внешним влиянием (звезд, погоды, моченых яблок). Примерно в то же время болезнь стали называть гриппом (от французского gripper — «охватывать»).

Крупнейшая пандемия XVIII столетия охватила мир в 1781-1782 годах. Начавшись в Китае, через Тобольск и Астрахань она перекинулась в Поволжье, а оттуда — в Москву, Санкт-Петербург и дальше на запад. В России болезнь называли «китайской», а в Европе — «русской». Историк сообщает, что в один из январских дней в Петербурге был мороз минус 35 градусов, а на другой день случилась оттепель, и температура поднялась до плюс 5. Еще через день в городе заболели более 40 тысяч человек из 192 846 по последней переписи населения.

Как видите, ничего особенно уникального как в пандемии 2020 года, так и в нынешних резких сменах погоды нет. Бывало такое и раньше, и бывало не однажды. Нужно всего лишь немного углубиться в историю.

За все нужно платить

XIX век дал несколько тяжелых пандемий, наиболее смертоносная из которых пришлась на 1889-1890 годы.

Первые случаи заболевания были отмечены в Бухаре, откуда грипп начал распространяться по России. В октябре первые больные появились в Петербурге, где при исключительно мягкой погоде заболели 150 тысяч человек. В ноябре началась эпидемия в Москве. В декабре — в Париже, Лиссабоне, затем в Нью-Йорке. В феврале 1890 года болезнь перекинулась в Индию, Китай, Японию и Австралию.В одном только Париже умерли около 40 тысяч человек. Наибольший процент заболеваний дали почтальоны (75 процентов), железнодорожники и служащие крупных магазинов

Летальность (то есть соотношение умерших к заболевшим) во Франции и Германии достигала 6 процентов. При этом чаще других умирали дети, люди пожилого возраста и ослабленные хроническими болезнями.

Парадокс заключался в том, что именно бурное развитие цивилизации, научный прогресс, развитие промышленности и транспорта оказывали самое непосредственное воздействие на распространение гриппа.

Два любопытных факта. В 1780 году, чтобы добраться из Казани до Москвы инфекции потребовался месяц, а в Мадрид она пришла лишь девять месяцев спустя. При том же направлении с востока на запад в 1889 году на тот же путь зараза затратила всего два месяца. 30 лет спустя, в 1918 году, при направлении распространения заболевания с запада на восток все страны Европы были охвачены пандемией уже через два месяца, а по всему миру грипп распространился всего за полгода.

И второе. Вспышки заболевания теперь носили столь массовый характер, что напоминали взрыв. Так, в 1889 году в Париже в начале эпидемии в течение одного дня заболели более 50 тысяч человек. Этому есть простое объяснение.

Представим, что в городе, до того абсолютно стерильном, появился всего один больной. При инкубационном периоде от шести часов до двух суток через 24 часа будет уже пять больных, заразившихся в результате контакта с источником инфекции. Если болезнь и дальше будет распространяться теми же темпами, что никак нельзя принять за преувеличение, то с каждым днем число больных будет нарастать в виде прогрессии — 1, 5, 25, 125, 625, 3125… В огромном мегаполисе на такие цифры вряд ли обратят внимание (в 1889 году в Париже проживало 2,5 миллиона человек), но уже в следующие два дня число новых случаев определится цифрами 15 625 и 78 125 — на это уже врачи и жители города обратят внимание. Однако восприниматься этот факт будет как совершенно неожиданное явление.

Из-за большой скученности людей на фабриках, заводах и местах массовых мероприятий заболевание охватывало теперь значительно большие массы населения и распространялось от страны к стране с быстротой железнодорожных перевозок.

Умерли миллионы

Все это в полной мере проявилось во время следующей пандемии гриппа в 1918-1920 годах. Испанка стала самой смертоносной эпидемией в истории человечества. По количеству жертв она превзошла и средневековую «черную смерть», и две мировые войны.

Сколько именно человек умерло от гриппа во время эпидемии 1918-1920 годов — установить практически невозможно. В научных статьях и монографиях, выходивших в следующие после пандемии 20 лет, обычно встречается цифра 20 миллионов, или около 1,2 процента от всех жителей Земли. Однако в более поздних работах говорится уже о 40-50 миллионах (2,5 процента), а сейчас в интернете встречается и цифра 100 миллионов умерших.

Более того, из заметки в заметку в СМИ кочуют 17-50 миллионов (!) умерших в Индии и миллион с лишним — в России. Последние цифры вызывают большое недоверие. В 1918-1919 годах в России шла гражданская война, свирепствовал голод, эпидемии тифа, дизентерии, холеры, туберкулеза. Причин умереть хватало и без гриппа. Медицинская, эпидемиологическая и санитарные службы царской России были разрушены, а новые только создавались. Сообщение между отдельными частями страны практически отсутствовало, из Петрограда в Одессу добирались месяцами. Никакого учета заболеваемости, летальности и смертности не было и быть не могло.

В то же время, по свидетельству очевидцев, в Одессе…

Круглые сутки не прекращался сплошной поток похоронных процессий по дороге в два километра, отделявшей город от кладбища. Трупы перевозились на всех видах транспорта, вплоть до ручных тележек

Значительно разнятся цифры смертности в разных странах. К примеру, в Германии она составляла 293 человека на 100 тысяч населения, в Англии — 336, в Испании — 710, а в Италии — 777. Столь серьезный разброс данных может быть объяснен и методологией подсчетов — включались ли в общую статистику случаи смерти от осложнений гриппа и сочетанной патологии.

Если данные по смертности от испанки в разных странах расходятся значительно, то в отношении возраста умерших они чаще совпадают. При этом обращает на себя внимание особенно высокий уровень смертности в возрасте 20-40 лет. Обычно это объясняют влиянием войны — массовым сосредоточением мужчин указанных возрастов в армии.

Однако и в нейтральной Швейцарии смертность в возрастной группе 20-30 лет оказалась почти в восемь раз выше, чем среди 5-15 летних (соответственно 1125 и 140 смертей на 100 тысяч населения), а в группе 30-40 лет в 7,3 раза выше (1034/140). То есть дети и старики от испанки умирали значительно реже, чем люди в расцвете лет.

Не испанский грипп

Несмотря на название, испанка началась и стала распространяться по миру вовсе не из Испании. Первые признаки эпидемии пришлись на разгар Первой мировой войны. Разумеется, главные ее участники — Германия, Австрия, Франция, Великобритания, Россия — стремились скрыть масштабы распространения болезни, чтобы не сеять панику среди своих и не внушать надежд врагам. Испания же в Первой мировой поддерживала нейтралитет и потому не испытывала необходимости замалчивать проблему. В результате именно нейтральная Испания первой из европейских стран публично объявила о пандемии заболевания.

В мае 1918 года в Испании уже было заражено восемь миллионов человек, или 39 процентов населения, включая короля Альфонсо XIII. Со страниц местных газет не сходили заголовки о многочисленных жертвах смертоносной болезни. Правительство ввело особый режим: все школы закрыли, любые общественные собрания были запрещены, вход в общественный транспорт без марлевой повязки не разрешался.

Но в Испании, как и в большинстве стран мира, тогда еще не знали, что во фронтовых госпиталях уже лежат сотни британских, французских, немецких и американских солдат с симптомами точно такого же заболевания.

Сегодня считается доказанным, что болезнь началась на американской военной базе в Канзасе. Известна даже точная дата начала пандемии и имя «нулевого» пациента. Однако в довоенной литературе первоисточником заразы нередко назывался Китай. Кроме того, есть указания на локальные эпидемии заболевания со сходной клиникой, возникавшие в разных странах Европы в 1917 году.

Впрочем, для врачей того времени подобные взаимосвязи были еще непостижимы. Они полагали, что Pyrexia unknown origin (лихорадка неизвестного происхождения, обнаруженная на английском фронте в начале 1918 года), «пурпурная смерть», «флу», «москитная лихорадка» — разные заболевания, и вызываются они болезнетворными бактериями, но не вирусом гриппа.

1918 год, США. Врач осматривает горло пациента в военном лагере
1918 год, США. Врач осматривает горло пациента в военном лагере

Американский пациент

По общепринятой версии, «нулевым» пациентом, ставшим источником инфекции, трижды обошедшей земной шар, стал обычный американский повар из военно-тренировочного лагеря Фанстон, расположенного в штате Канзас, белый англо-саксонский протестант Альберт Гитчелл (Albert Gitchell).

Утром 11 марта 1918 года он почувствовал боль в горле, ломоту в мышцах, слабость и головную боль. В медпункте измерили температуру — 40! Пациента отправили в изолятор. К полудню в госпитале было уже 107 пациентов, страдающих от боли в горле, озноба и кашля. Вероятно, всех их заразил Гитчелл, чихнувший в приготовленный накануне ужин.

Сам повар, по канонической версии, заразился, разделывая свинью, мясо которой содержало штамм вируса H1N1, ставшего возбудителем испанки. Кстати, Гитчелл вскоре поправился.

В марте 1918 года в лагере Фанстон находилось 30 тысяч военнослужащих. У пятисот из них болезнь протекала тяжело, несколько человек умерли. Однако в начале XX века это было вполне привычным делом. Всех выздоравливавших и даже еще слегка подкашливающих солдат отправляли в другие воинские части, а затем в Европу на фронты Первой мировой.

Коллективное бессознательное на грани живой природы

А теперь самое интересное. Мировая война и грипп не просто повлияли друг на друга, но оказались самым тесным образом связаны. Не случись пандемии, война могла бы продолжаться еще какое-то время. Заболевание окончательно истощило силы воюющих сторон на фронтах и особенно в тылу: сотни тысяч больных, десятки тысяч умерших, опустевшие города, остановившиеся заводы и фабрики…

Пандемия серьезно повлияла на ход войны, но в еще большей степени война повлияла на развитие пандемии. Война, без преувеличения, стала важнейшим фактором патогенеза заболевания, изменив его течение.

Передвижение огромных масс людей между городами и странами, теснота и скученность в казармах, землянках и блиндажах, физическое и психическое истощение, голод, переохлаждение и стресс, отсутствие своевременной медицинской помощи — все это способствовало быстрому развитию болезни.

На фронтах Первой мировой войны сражались солдаты, мобилизованные из разных частей света: американцы, австралийцы, канадцы, новозеландцы, индийцы…Только во французских войсках насчитывалось более 800 тысяч выходцев из Африки. Когда военные действия закончились, они начали разъезжаться по домам, развозя с собой трофеи, награды и грипп

Но это только часть беды. Испанка вошла в историю не только огромным числом заболевших, но и исключительно высоким уровнем смертности. В траншеях и казармах мировой войны вирус быстро мутировал, благодаря чему заболевание приобрело особенно злокачественную форму.

Для вируса инфицированный человек — «хозяин». В клетках человека он проходит свой жизненный цикл, набирается сил, размножается. В обычных условиях вирус гриппа распространяется медленно и старается не слишком травмировать носителя, чтобы тот мог спокойно ходить на работу и в гости, учиться, жить обычной жизнью, постепенно заражая окружающих. Чтобы не исчезнуть, вирус должен двигаться дальше, раз за разом повторяя весь цикл. В гибели «хозяина» он не заинтересован — в этом случае прервется и его собственный путь. Но если возможность перехода к другому «хозяину» практически не ограничена, то для того, чтобы получить максимальное количество новых «хозяев» и захватить новые территории, вирус должен размножаться с максимальной интенсивностью, и в этом случае жизнь или смерть инфицированного человека не имеют для него особого значения. Человек превращается в резервуар, а затем — в отработанный материал.

Первая мировая война стала войной народов. На стороне Антанты сражались войска из многочисленных французских колоний. Араб из Северной Африки

Первая мировая война стала войной народов. На стороне Антанты сражались войска из многочисленных французских колоний. Араб из Северной Африки

Другими словами, в 1918 году для выживания вирусу была нужна не упорная оборона против защитных сил организма, а максимальная скорость размножения и заразность. Именно так испанка и действовала, продемонстрировав идеальное коллективное бессознательное на грани живой и неживой природы.

Лица жертв испанки напоминали лица повешенных

Клиника тяжелых случаев испанки развивалась молниеносно и была ужасающей: утром человек чувствовал себя здоровым, а к вечеру уже захлебывался собственной кровью. От заражения до смерти проходило всего двое суток.

Патологоанатомы, проводившие вскрытия, сообщали, что болезнь поражала почти все органы, которые воспалялись и прекращали работать. Самый сильный удар приходился на легкие. Разлагающиеся легкие не могли насыщать кровь кислородом, из-за чего лица жертв испанки напоминали лица повешенных.

Наиболее вероятной причиной высокой смертности стало то, что штамм испанки вызывал в организме больного мощную аутоиммунную реакцию (сегодня ее принято называть цитокиновый шторм), приводившую к быстрому разрушению воспаленных тканей легких и заполнению их жидкостью. Это объясняет как молниеносность течения болезни, так и крайне высокую летальность среди молодых людей с крепким иммунитетом.

С февраля 1918 года по весну 1920-го было три волны испанского гриппа. Россия больше всего пострадала от второй волны. Первая до нас почти не дошла, а третья была уже значительно ослаблена.

В 1919 году испанка добралась до Австралии
В 1919 году испанка добралась до Австралии

Люси в вечной мерзлоте с алмазами

Еще один любопытный факт. В 1951 году американский бактериолог Йохан Халтин попытался добыть вирус испанки из захоронения в вечной мерзлоте у поселка Бревиг-Мишн на Аляске, где во время пандемии 1918 года умерли 72 из 80 жителей. Целых вирусов ему тогда найти не удалось.

В 1997 году 73-летний Халтин вернулся на Аляску и повторил попытку. На этот раз он обнаружил тело очень полной женщины, которую назвал Люси — в честь битловской Lucy in the Sky With Diamonds. За счет плотной жировой клетчатки легкие женщины хорошо сохранились, и из них удалось выделить достаточно материала, чтобы установить структуру вируса испанки. Как оказалось, вирус, вызвавший пандемию 1918-1920, был мутировавшим вирусом птичьего гриппа.

Одной из жертв испанки стал австрийский художник Густав Климт, умерший в Вене в 1918 году
Одной из жертв испанки стал австрийский художник Густав Климт, умерший в Вене в 1918 году

От испанки до коронавируса

Испанка стала крупнейшей пандемией в истории человечества. После этого крупные эпидемии гриппа происходили в 1924-1926, 1933-1935, 1943, 1949, 1976. Эпидемии 1957 года (азиатский грипп), 1968/69 (гонконгский грипп), 1995-1996 и 2009 годов были признаны пандемиями. По некоторым данным, азиатский и гонконгский грипп унесли по миллиону жизней во всем мире. Сколько человек заболеет и сколько погибнет в результате нынешней эпидемии Сovid-19 — пока неизвестно.