23 февраля 2022 Просмотров: 507
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Размер шрифта: AAAA

Почему умерла Коммунистическая партия Советского Союза?: перевод статьи с китайского крупного телеканала 凤凰


Коммунистическая партия Советского Союза, что правила 74 года и насчитывала почти 20 миллионов членов, объявила о своем роспуске 25 августа 1991 года, оставив после себя богатейшее наследие, состоящее из сплошных вопросов

В чем заключалась первопричина распада советской коммунистической партии?

Ответ на этот вопрос остается открытым и дискуссионным.

Согласно нашим исследованиям, источник трагедии КПСС кроется не в ошибках и промахах по отдельным вопросам, а в несостоятельности политической системы партии и государства, в отходе от мировой тенденции конституционной демократии.

Конституционная демократия как национальная политическая система — это суверенитет народа и верховенство гражданских прав, что отличает ее от суверенитета монархии и верховенства власти монарха. Хотя существует множество специфических элементов конституционной демократии, есть два основных элемента: первый — это демократические выборы, а второй — разделение властей и система сдержек и противовесов.

После Октябрьской революции 1917 года политическая система Советского Союза следовала этой тенденции или шла против нее? К сожалению, по целому ряду сложных исторических причин новый красный режим выбрал пойти против этой тенденции. Таким образом, трагедия судеб сотен миллионов граждан Советского Союза, их благополучия и безопасности, были заложены в фундамент советской системы.

Приведем четыре примера антиконституционной тенденции советской коммунистической партии:

I. «Никакой партии вне партии, имперское мышление»

Среди делегатов I Всероссийского съезда Советов в 1917 году и избранных членов ВЦИК меньшевики и эсеры составляли большинство; позднее, на II и III Всероссийских съездах Советов и во ВЦИК, хотя большевики составляли большинство, все же существовала многопартийная система, и другие партии действовали легально. В Народном Совете, который был центральным правительством, семь левых эсеров занимали министерские посты.

С 1921 года все небольшевистские партии в Совете были запрещены. В следующем году Двенадцатый съезд Коммунистической партии России призвал к подавлению всех антисоветских партий и партий социалистов-революционеров, а также меньшевиков. Другие партии исчезли, Коммунистическая партия стала единственной в стране, и в течение последующих семидесяти лет не было больше давления со стороны внешних партий, которое бы обеспечивало конкуренцию или заставляло коммунистов исправлять свои ошибки.

II. «Никаких фракций в партии, никакого отхода от генеральной линии!»

«Есть партия вне партии, есть фракция внутри партии» — это очевидная норма. Маркс, Энгельс и Ленин защищали этот принцип большую часть жизни. Но в 1921 году Десятый съезд Коммунистической партии по предложению Ленина принял резолюцию, призывающую к роспуску всех без исключения фракций, независимо от их политической идеологической программы, и к запрету существования любой фракции внутри партии.

«Одна фракция, которая не была запрещена, привела к тому, что сам руководитель партии (например, Сталин, который впоследствии стал генеральным секретарем партии на тридцать с лишним лет) не был запрещен. Он не только не был запрещен, но и мог заниматься «однофракционной диктатурой» и «законно» использовать все средства для подавления и уничтожения любой фракции, которую он не терпел.

Ленин, вероятно, не думал, что Сталин будет злоупотреблять недостатками системы. Но ведь «раковые клетки» в «организм» партии были вживлены именно в это время! В последующие годы, несмотря на рост «здоровых клеток», их неизбежно поглощали эти самые «раковые клетки».

Через десять лет после смерти Ленина, в 1934 году, на 17-м съезде партии более 270 делегатов проголосовали против Сталина, а Киров, секретарь Ленинградского областного комитета, получил гораздо больше голосов, чем Сталин. В результате Киров, естественно, рассматривался как конкурент и противник Сталина. В том же году Киров был убит, сразу после этого был убит его убийца; а затем и убийца убийцы. Затем за убийство Кирова были казнены все кадры, которым Киров доверял и которых использовал, а позже были ликвидированы практически все руководящие кадры Ленинграда. На этом кампания не закончилась, за ней последовала массовая чистка по всему Советскому Союзу в течение нескольких лет во имя розыска убийц. Было неясно, кто из делегатов 17-го съезда голосовал против Сталина, и подавляющее большинство из них стали объектом подозрений и репрессий Сталина. Среди них 1108 человек были арестованы один за другим, большинство из них умерли в тюрьме. Из 139 членов и заместителей ЦК, избранных съездом, 98 (около 70%) были расстреляны.

Сменялись поколения, а с ними каждый раз и правящая фракция, как неожиданно!

III. «Подмена закона волей партии и неизбирательное убийство невиновных»

В отсутствие демократической конституционной системы, партия стала подменять законы собственной волей, что неизбежно вылилось в несправедливость. в 1934 году в каждой советской республике были созданы «тройки», и они, а не судебные органы, выносили приговоры сотням тысяч советских людей. Всего через несколько дней после убийства Кирова Центральный исполнительный комитет и Народный совет Советского Союза по инициативе Сталина приняли постановление об изменении действующего в союзных республиках уголовно-процессуального кодекса. Оно предусматривало вынесение суровых и быстрых приговоров, без права обвиняемого на апелляцию, а также то, что смертный приговор должен приводиться в исполнение немедленно. Это называлось «убийством без обсуждения». По воспоминаниям Микояна, который был членом Центрального политбюро, за шесть с половиной лет с января 1935 года по июнь 1941 года в Советском Союзе подверглись преследовано около 20 миллионов человек, из которых 7 миллионов были расстреляны, не считая тех, кто умер в концлагерях и во время следственных действий. Более 20 000 убитых были свидетелями из самой советской системы, казненными для того, чтобы заставить их замолчать. Ранее они сами были орудиями диктатуры, но позже, в соответствии с потребностями диктатуры, сами были превращены во «врагов».

Согласно статистике, из 24 членов ЦК партии, осуществлявших политическое руководство Октябрьской революцией, 14 были убиты Сталиным; из 60 членов и политических комиссаров Петроградского советского революционного военного комитета, осуществлявших военное руководство Октябрьской революцией, были убиты 54 человека. Из 15 членов первого Народного комитета 9 из 13, кроме Ленина и Сталина, были казнены во имя революции. Количество коммунистов, убитых при Сталине, не имело аналогов в царской России. Это была не просто ошибка «большого террора», это с самого начала была кампания Сталина для устранения инакомыслящих.

В феврале 1988 года газета «Московский комсомолец» сообщила, что до смерти Сталина в 1953 году, 12 миллионов человек были отправлены в трудовые лагеря по всему Советскому Союзу, а 20 миллионов крестьян, выступавших против коллективизации сельского хозяйства, были приговорены к тюремному заключению или ссылке.

Хотя 20-й съезд Коммунистической партии Советского Союза подверг критике культ личного поклонения Сталину и оправдал многие неправомерные дела, теория и практика партийной диктатуры продолжались и после этого, и поступали сообщения о заключении диссидентов внутри и вне партии в концентрационные лагеря и психиатрические больницы.

Советская коммунистическая партия и советский режим осмелились нажить себе врагов со всех сторон самым безрассудным образом.

IV. «Выборы без выбора»

Основополагающим принципом демократических выборов является полное отражение воли избирателей. А воля избирателей часто не совпадает с намерениями лидеров, как тогда быть? В конституционной системе лидер должен уважать выбор избирателей, иначе он нелегитимен и незаконен; в то время как в централизованной системе, подобной сталинской, лидер часто интернализирует результаты выборов, а затем использует различные средства для обеспечения реализации намерений руководства. Этот последний подход, с точки зрения самого лидера, конечно, является большим благом. Для избирателей же внутренние выборы — это фальш, настоящий обман. Со временем это неизбежно приводит к расшатыванию основ системы власти.

2 декабря 1918 года Всероссийский центральный исполнительный комитет издал «Инструкцию о порядке перевыборов коммунных и сельских Советов», в которой говорилось, что все коммунные и сельские Советы должны быть переизбраны, а центральное правительство должно направить чиновников сверху вниз для создания избирательных комитетов. Богатые крестьяне, купцы и контрреволюционеры были лишены права голоса, а кандидаты в советские представители запрашивались сверху вниз, определялись в равном количестве, а затем выносились на всенародное голосование. Этот замаскированный метод выборов стал неписаным законом при Сталине, и в 1936 году Советский Союз опубликовал новую конституцию, которая якобы расширяла избирательное право, улучшала законы о выборах и, казалось, обеспечивала всеобщие, равные, прямые и тайные выборы. Однако вышеупомянутый неписаный закон по-прежнему играл решающую роль. Кандидаты в советские депутаты всех уровней определялись внутри партийных организаций и предоставлялись избирателям в равном количестве. Хотя избиратели могли выбрать другого человека по своему вкусу, те, кого не было в списке кандидатов, не могли быть избраны вообще.

Внутренние выборы были похожи на спектакль по сценарию, который повторялся более 70 лет, постоянно истощая легитимность Советского Союза и советского режима.

Демократические выборы при конституционной системе подобны плодородной почве, которая разрывает цепь распада и производит один за другим новые ростки, благодаря чему больное дерево сменяется здоровым. Сталинский тип выборов, с другой стороны, заключается в том, что бывший лидер назначает своего любимого преемника, старое дерево выращивает больное дерево, больное дерево выращивает полумертвое, в конце концов лес погибает.

Когда история перевернула эту тяжелую страницу, наконец-то наступило время демократических выборов, и 12 июня 1991 года в России прошли первые прямые президентские выборы. Избиратели действительно могли голосовать так, как они хотели, и они отдали более 4 559 000 голосов за Бориса Ельцина, 57,35% от общего числа голосов, из-за чего он был избран президентом России с большим отрывом. Четыре кандидата от российских коммунистов, с другой стороны, были проигнорированы российскими избирателями, набрав 16,85%, 6,81%, 3,74% и 3,42% голосов соответственно.

«Конституционная демократия», при которой, если вы идете в ногу с ней, вы будете процветать, если вы идете против нее, вы умрете. Разве это не безобразие?