02 июня 2021 Просмотров: 450
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд ( Пока оценок нет )
Размер шрифта: AAAA

Война вакцин и игры фармацевтов

 

Цифры и факты



Если судить по тому всемирному раздраю, который вызвала пандемия, на сегодня массовая, чуть ли не поголовная вакцинация обернулась чем-то похуже религиозного фанатизма. Из реального средства борьбы с SARS-CoV-2 и всеми его разновидностями, благое дело быстро превратилось в самоцель.

К середине 2021 года вроде бы тихо ушла в тень Всемирная организация здравоохранения – ВОЗ во главе с генеральным секретарём по имени Тедрос Аданом Гебреисус. Человек с подозрительно «библейской» фамилией в своё время дал отмашку на то, чего, если трезво смотреть на цифры, даже сегодня нет – на пандемию.

Война вакцин и игры фармацевтов

Теперь из уст Гебреисуса звучит призыв привить 10 процентов населения планеты уже к сентябрю нынешнего 2021 года. И это – не только в Европе, США и чуть сомнительной Латинской Америке, это с учётом прямо-таки «вымирающей» Индии, наглухо закрытого Китая и Африки с Ближним Востоком и Юго-Восточной Азией.

Производителям вакцин остаётся только аплодировать этому бомжеватого вида то ли полу-чинуше, то ли полу-врачу, потомки в этом разберутся. Российские изготовители Спутника V и его последышей, как бы их не пытались не признавать, тоже в рядах аплодирующих. Вот и твердите после этого, что «войну вакцин» не заказывали.

Ещё как заказывали. Чтобы в этом убедиться, точнее – аргументированно доказать, достаточно познакомиться хотя бы с первыми данными об успехах мировой медицинской промышленности в 2020-м году. Пандемическом году, который в этом плане, конечно же, очень многое оправдывает.


Начнём с показателей, которые никто не скрывает и даже не оспаривает. Они отнюдь не охватывают всю мировую фармацевтическую отрасль, это как раз те данные, которые сейчас стараются не афишировать. Впрочем, рост фармацевтического рынка на 10-12 процентов, по самым разным оценкам, никто не скрывает.

Характерно, что при этом почти повсеместно отмечено падение объёмов продаж традиционных лекарств и медикаментов – на 4-7, а где-то и больше процентов. Так что вывод о спасительной роли пандемии для отрасли вполне можно оспаривать.

От прогноза до диагноза и «китайской» профилактики


Сам по себе факт, что именно пандемия дала небывалый толчок для вложений в научные разработки, в первую очередь связанные с разработкой вакцин, думается, неоспорим. А ведь ещё два с небольшим года назад, когда пандемией в мире и не пахло, аналитики предрекали серьёзное торможение темпов роста фармацевтического рынка.

К 2018 году они стабилизировались на уровне 4-5 процентов в год, но дальнейший рост должен был быть меньше. Но и при этом объёмы рынка существенно превысили триллион долларов США, что в сопоставлении, пусть и не совсем корректном, с мировым ВВП в 87 трлн долларов не может не впечатлять.

Фармацевтика – не энергетика, не добыча нефти и газа, но больше процента всех мировых денег в ней, как видим, так или иначе задействованы. По данным компании IQVIA, в 2019 г. объём мирового фармацевтического рынка увеличился по сравнению с 2018 г. (1,2 трлн долл.) и превысил 1,32 трлн долл. США.

А затем наступил пандемический 2020-й, и с фармацевтикой произошло то, что и должно было произойти. Она, несмотря на потери во всех секторах, кроме ковидного, по предварительным оценкам, вышла в лидеры по росту среди всех остальных отраслей экономики. Точных данных пока нет, да они и не нужны, когда ясна тенденция.

Достаточно сказать, что крупнейший фармацевтический рынок в мире – в регионе Северной Америки вырос в 2020 году до более 530 млрд долл. Под 400 млрд долл. оценивают эксперты рынок Азиатско-Тихоокеанского региона, и более чем в 300 млрд – рынок Европы, как ни странно, не Западной, а исключительно Восточной.


При этом и Китай активно, даже, скорее, агрессивно насыщался препаратами, не только связанными с ковидом, но и находящимися на доклинической стадии разработки и на ранних стадиях клинических исследований. Вполне объяснимая, согласитесь, «китайская» профилактика.

Цифры и «цифра»


Показательно, что даже в пандемию опережающими темпами рос отнюдь не тот сектор, что связан с масками и вакцинами, а так называемое цифровое здравоохранение. Грубо говоря – «дистанционка» в белых халатах, которая каждый год прибавляет почти 20 процентов и уже к 2025 году достигнет объёма в 500 млрд долларов.

Даже тогда это будет не меньше трети суммарных объёмов всего фармацевтического рынка планеты. Цифровой сектор фармацевтики – своего рода один из форпостов мирового лидерства США в сфере цифровых технологий в целом. На североамериканские штаты плюс Канаду приходится почти половина объёмов фармацевтического рынка – 47 %.

И так, между прочим, эта доля постоянно растёт, хотя и не чересчур быстро. И отнюдь не случайно «фарма-цифра» – это сфера едва ли не самого активного венчурного инвестирования. То есть вложения капиталов под ещё не внедрённые технологии в расчёте на отнюдь не гарантированный успех и, соответственно, сбыт.

Тем не менее свои три с небольшим миллиарда долларов ежеквартально этот рынок на разработки и исследования получает исправно. В целом же по фармацевтике более 20 % выручки, заметьте – даже не прибыли, а выручки, сразу идёт на исследовательские разработки. При этом две трети вложений приходится на первую двадцатку транснациональных компаний «большой фармы».


Обратите внимание, какие «скромные» позиции занимала ещё пару лет назад известная теперь всем и каждому англо-шведская компания Astrazeneсa. А теперь она уже близка к первой пятёрке. Pfaizer со своим одноимённым продуктом – вообще в первой тройке, а Moderna слегка отстаёт только потому, что занимается в первую очередь разработками, а не производством.

Надо помнить, что инвестиции в медицинскую «цифру» – это реальная альтернатива массовой социальной медицине, эксперимент с внедрением которой в США, затеянный Бараком Обамой, оказался безуспешным. Но тренд на персонализацию медуслуг, и собственно производство медикаментов, жёстко сломала пандемия.

Именно истерия вокруг Covid-19 позволила на какое-то, скорее всего – продолжительное время вернуться к практике выпуска многомиллионных партий тех же вакцин. А баснословные прибыли гарантированы уже тем, что львиная доля препаратов – десятки, даже сотни миллионов доз, покупается за счёт страновых бюджетов.

Читатели, наверное, обратили внимание, как резко подешевели, а то и вовсе стали бесплатными те же маски, как только их реализацию поставили на бесперебойно работающий бюджетный конвейер? Что, и тут кто будет спорить, что это заговор?

При этом же никто и нигде не запрещает прививать и прививаться просто за деньги. Так, в российской столице новенький препарат «КовиВак» от Чумакова уже чуть ли не по телефону предлагают вколоть за «скромные» 8 (прописью – восемь!) тысяч рублей.

И ещё немного о деньгах. Фармацевты вкладывают в науку и исследования втрое больше автомобилестроителей и в семь-восемь раз больше, чем строители или нефтяники. Но никто, даже ваши авторы, так и не собирается ни в чём обвинять фармацевтов.

Даже в том, что именно они заказали не только «войну вакцин», но и саму пандемию. Однако сам факт, что то и другое стало для них настоящим «праздником», вряд ли вызывает сомнения. Тем более после даже беглого знакомства с нашими «цифрами».

Пептид против коронавируса

Знакомый препарат может выступить в новой роли
Российские пациенты получат доступ к препарату пептидной природы российской фармацевтической компании «Авексима». Он называется «Гепон», и это эффективный компонент комбинированной терапии инфекций, вызванных бактериями, вирусами или грибками, в том числе у ВИЧ-инфицированных. Исследования дают надежду использовать его в комплексной терапии коронавирусной инфекции.

В апреле этого года российская фармацевтическая компания «Авексима» возобновит производство препарата «Гепон». Об этом  сообщили в пресс-службе организации. Препарат «Гепон» известен в России с 2002 года как средство от инфекций, вызванных вирусами, бактериями или грибами,— в частности, препарат зарегистрирован для профилактики и комплексной терапии инфекций, возникающих у ВИЧ-инфицированных пациентов вследствие выраженного угнетения иммунной системы. В перспективе препарат «Гепон» может пополнить список препаратов, используемых для лечения пациентов с коронавирусной инфекцией.

Как рассказали в компании, новый потенциал применения «Гепона» обнаружили в клинике Praxisgemeinschaft fuer Zelltherapie — в Дудерштадте, Германия. Директор клиники профессор Томас Нессельхут применял «Гепон» для коррекции иммунных нарушений у больных с онкологическими заболеваниями, а теперь предложил включить этот препарат в комплексную терапию заболевших ковидом. Это решение было принято, потому что «Гепон» обладает способностью снижать продукцию «воспалительных» цитокинов, избыточная продукция которых считается пусковым механизмом тяжелого течения коронавирусной инфекции. Тяжелое повреждение легких в результате выраженной воспалительной реакции приводит к «опеченению» легкого — потере «воздушности» легочной ткани и нарушению газообмена. Газообмен нарушается, организм получает недостаточно кислорода, возникает полиорганная недостаточность. В этот момент коронавирус побежден, но дышать пациенту нечем. «Гепон» может снизить выработку цитокинов, что снизит и риск тяжелого течения коронавирусной инфекции.

Первые итоги практики применения «Гепона» профессор Нессельхут обобщил в письме, которое направил как представителям научного сообщества, так и компании—производителю препарата. «За последние десять лет мы применяли «Гепон» у более чем 1 тыс. пациентов с различными вирусными инфекциями и иммунологическими состояниями. Мы наблюдали удовлетворительные клинические реакции без каких-либо клинических побочных эффектов. То же самое можно сказать и о нашем минимальном клиническом опыте работы с пациентами с ковидом в течение последних недель. «Гепон» имеет большое значение для нашей клинической работы в нашей практике иммунотерапии»,— написал он и предложил провести клинические испытания препарата для комплексной терапии коронавирусной инфекции.

Структурная формула «Гепона»

Структурная формула «Гепона»

В компании подтвердили, что работа профессора Нессельхута получит продолжение в России. Генеральный директор компании «Авексима» Елена Ткаченко говорит, что опыт немецких специалистов по применению препарата «Гепон» против коронавирусной инфекции станет основой для полноценных клинических исследований эффективности «Гепона» при коронавирусной инфекции: «Мы были впечатлены работой коллег из Германии. Сейчас мы готовим необходимый пакет документов для подачи заявления на получение соответствующего разрешения в Минздраве». Если клинические исследования пройдут успешно, компания наладит массовый выпуск препарата — после запуска нового собственного фармацевтического производственного комплекса в технопарке «Есипово» в Солнечногорском районе Подмосковья в 2023 году.

Пока же, как рассказала генеральный директор «Авексимы» Елена Ткаченко, в 2021 году компания планирует выпустить порядка 60 тыс. флаконов «Гепона». По ее словам, на данный момент выпуск препарата ограничен возможностями производственной площадки. «Синтез пептида, который составляет действующую основу препарата, является чрезвычайно сложным технологическим процессом, требующим длительного времени. Для наработки всего 100 г субстанции необходимо три месяца»,— подчеркнула она. Производиться препарат будет на предприятии «Иммафарма», созданном в 1999 году на базе НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи РАМН в Москве.

Результаты этих исследований показали, что «Гепон», по сути, молекулярный «компьютер», раздающий «команды» клеткам организма. «И противовоспалительный, и заживляющий эффекты «Гепона» доказаны на уровне транскрипций генов цитокинов. Мы определили мишени очень точно, на молекулярном уровне. Это было опубликовано в той статье в журнале Peptides, которая была отмечена премией 2020 года. А статья по фибробластам была опубликована примерно двумя-тремя годами раньше в журнале European Journal of Pharmacology»,— делится сведениями руководитель отдела иммунной биотехнологии Института иммунологии ФМБА, доктор медицинских наук Равшан Атауллаханов. Препарат «Гепон» успешно используется как в России, так и за рубежом как компонент терапии и профилактики инфекций слизистых оболочек и кожи, в том числе у пациентов с онкологическими заболеваниями. Как объясняет доктор медицинских наук Александр Дудченко, по химической структуре «Гепон» — это фрагмент белка эзрина, состоящий из 14 аминокислотных остатков. Название «Гепон» происходит от аббревиатуры HEP — human ezrin peptid, то есть пептид человеческого белка эзрина. «Молекула препарата была разработана в Великобритании еще в 1994 году, и с этого момента было проведено более 80 клинических исследований его действия с участием более 4,7 тыс. человек».